Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Эффект бытия

Smierc Polarstern

Вопрос «что такое бытие?» является бессмысленным для вопрошающего, заведомо ограничивающего понятие «Бытия» сферой процессуальности, аттрибутивности либо объективного внешнего «существования» в качестве некоего принципа, «области», «состояния» или внутреннего «действия». Бытие как то, что приводит сущее к явленности, i.e. Бытие как необходимое Ничто (le Néant), «есть» основание сознания-как-проявления-сущего, и таким образом можно утверждать то, что подлинным пониманием Бытия может быть лишь «небытие» как ноуменальный фундамент всего, что может быть. Возвращая ранний хайдеггеровский дискурс к западноевропейскому логоцентризму, мы можем интерпретировать «Бытие» не как объективное, не-человеческое начало, сводимое к мифологическому либо, с оговорками, к теологическому описанию божественности, но как точку нетождества сознания, негативно высвечивающего бесконечное множество Всего, сознанию нетождественного. То, что актуализирует несуществующее из его небытия — и есть Ничто как чистая противоположность потенциальной бесконечности, понимаемое как трансцендентальное в отношении и бытия, и небытия сущего. Разделительное написание слов «Бытие» и «бытие» с заглавной и строчной букв в данном контексте указывает на дистинкцию между абсолютным — и аттрибутивным пониманиями, в соответствии с которыми «бытие» со строчной буквы указывает на «бытие чего-то» как бытие сущего, и таким образом синонимично слову «экзистенция» как «существованию».

Ничто чистого сознания как принципа отражения нетождественно и несводимо к чистому небытию как отсутствию, ибо имеет причиной Иное в отношении себя; аналогично Ничто есть чистая антитеза Всему сущему, которое «есть» — бытие-как-наличие-сущего и небытие-как-отсутствие-сущего, в подобной перспективе понятые как две стороны одного и того же, фундаментально противоположены Ничто Бытия, которое как исходящая Извне молния трансцендентно чистому отсуствию еще-не-явленного, и как Ничто — по сторону Всего уже-явленного, и в этом отношении как «небытие» несуще. Указывая на сознание, всякое вот-бытие (Dasein) является в этом смысле самим Бытием (Sein), которое мы понимаем как субъектное начало одновременно человеческое — и сверх-человеческое, соотносимое со световым Логосом или высшим пониманием Трансцендентального Ego, избавленного от антропоцентристского и ограниченно рационалистского прочтений феноменологии. «Сущее есть» означает бытие «Я» ad negativum, как верификация существования нетождественной своему следствию причины. Вопрос «что такое бытие?» равноценен вопросу «что такое сознание?», обращаясь не к факту или природе бытия предметного, но к самости самого вопрошающего постольку, поскольку бытие предметов возможно лишь пред взором свидетеля, концентрирующего ранее несуществовавшее в проявленные циклы реальности, подобно черному камню Ничто, брошенному в пустоту небытия, в точке (не)соприкосновения высвеченного в облике предвечного Хаоса — вне и без Ничто не существующего постольку, поскольку не-сущного. Не являясь самопричинным, эссенциальным началом, Космос, подобно кругам на водах Хаоса, нереален в той же степени, в которой нереален Хаос, единственная тайна которого в его абсолютном не-существовании как небытии, коего нет — в противоположность Ego как его «перводвигателю», принципу действия как статическое (das) основание динамического (Sein) сущего. Таким образом бытие есть лишь как Бытие недвижимого сознания, его рефлексивно под-тверждающего (и у-тверждающего своим собственным наличием).

<...>

2011

Опубликовано (полный текст):

Polarstern S. Metaphysica Nova / Smierc Polarstern. — Черновцы: Беs Публики, 2014. — С. 122—128.

http://smiercpolarstern.com/

Космический солипсизм. Революция возвращения

Smierc Polarstern

Тезис, выдвигаемый в третьей главе трактата «Ориентация — Север», выявляет специфический «гностический дух», присущий работе в целом, и заключающийся в радикальном противопоставлении субъективного «Я» и объективного «не-Я». Исходя из логоцентристского понимания субъективности, восходящего в равной степени как к монотеистической традиции, так и к дуалистическим религиями Света, Гейдар Джемаль отождествляет опыт космичности с опытом существа, потенциально или актуально воплощающего в себе принцип духовно-онтологической субъектности. Философ непосредственно указывает на «сферичность» восприятия, что означает не что иное, как воплощение субъектом идеи абсолютного либо альтернативного Центра. Подобное видение в традиционной парадигме означает аналогию, существующую между человеческой субъектностью и онтологической Осью, принципиальное тождество духа на всех уровнях реальности, в перспективе чего человеческое существо воплощает нижние потенции Чистого Бытия, выступая соединяющим звеном между верхним и нижним, как дух, облеченной тонкой и грубой плотью. Эта перспектива означает возможность реинтеграции духа через инициацию к вышним сферам, как снятие некоторой завесы, алхимическую дистилляцию, что, однако же, представляет собой главный пункт критики в «Ориентации — Север». Отрицая подобное видение тождества духа и Логоса Бытия, Гейдар Джемаль утверждает наличие в человеке точки несоприкосновения с действительностью, которая виртуально изымает его из стихии всеобщей инерции, четко отождествляя эту точку со своим пониманием «духа», который в подобном прочтении предстает как чистый ноумен, ничто из всего сущего. Именно несовпадение с Бытием становится предпосылкой той срединности, которая возникает с явлением человеческого Ничто в мире, ибо всякая возможность центра указывает на некую несуществующую точку в самом центре, которая, подобно упоминаемой автором амальгаме, создает эффект рефлексии, отражения, т.е. космического центрирования, упорядочивания овеществленного Хаоса вокруг себя. В некотором смысле, подобное номиналистское видение означает также не что иное, как творение Универсума тут-и-теперь через опыт упорядочивающей сферообразующей рефлексии, что также дает возможность вспомнить классическое выражение Гераклита о молнии, во вневременьи производящей на Свет мир из Бездны Тьмы.

<...>

2011

Опубликовано (полный текст):

Polarstern S. Metaphysica Nova / Smierc Polarstern. — Черновцы: Беs Публики, 2014. — С. 70—80.

http://smiercpolarstern.com/

Опыт пробужденности. Иллюзии

Smierc Polarstern

Во второй главе «Ориентации — Север» Гейдар Джемаль касается наиболее сложного и спорного места своего учения: опыта пробужденности и оперативного соприкосновения с метафизическим принципом Иного. Изложению оснований духовного бунта философ предваряет описание двух условных уровней реальности, в которых угадываются аллюзии на традиционную оппозицию Космоса и Хаоса, верхнего и нижнего, мужского и женского. Вселенский произвол как олицетворение изначальной Тьмы у автора предстает единственным активным началом Бытия, что на первый взгляд кажется несколько нетрадиционной точкой зрения, однако при анализе древнейших космогоний мы встречаем подобную же «матриархальную» версию метафизического изложения: Бытие как выражение божественного акта, божественной энергии символизируется женщиной, Шакти, олицетворяющей собой миры множественности — в противопоставлении недеятельному мужскому принципу Шивы. В противовес устоявшимся взглядам абсолютным выражением мужского принципа в подобной перспективе есть чистая недвижимость и невовлеченность духа в космические метаморфозы — парадоксально являющая себя в дольних мирах через активное кшатрийское действие, символизирующее во временном ходе полноту возможностей сакрального Центра. Несмотря на то, что Гейдар Джемаль упускает из рассмотрения этот момент, должно подчеркнуть, что всякое изменение женской субстанции имеет своим логическим основанием и первопричиной неизменность эссенциального мужского принципа, обращенность к которому автор представляет в метафоре «айсберга» как символе незыблемости: таким образом мировая активность субстанции является парадоксальным выражением ее пассивности относительно Первоначала, фигурирующего в «Ориентации — Север» как «позитивный дух». В виду этого кажется не вполне состоятельным утверждение о совершенной немотивированности Хаоса, ибо сама актуализация Небытия принципиально мотивирована началом творения – потеря primum movens означает исход из бытийности, так как нет и не может быть ничего вне Первопринципа. При этом следует подчеркнуть, что говоря о Первом принципе, мы понимаем метафизический уровень Чистого Бытия, Логоса, которому Гейдар Джемаль развернуто противопоставляет ноуменальность человека. Видимость хаоса (как неупорядоченности) в подобной перспективе должна означать не что иное, как периферийный эффект отдаления от космообразующего начала, единственная конечность которого не в стихии безграничного произвола, но в абсолютном отсутствии. В противном случае следовало бы поставить под вопрос отношение описанной Гейдаром Джемалем картины к креационистской модели, на которую он однозначно указывает во вступительной части работы, проводя параллель между «Ориентацией» и исламом — так как вопрос о сотворенности мира в трактате обойден стороной, что может давать основания понимать оппозицию Иного и реальности предвечной.

<...>

2011

Опубликовано (полный текст):

Polarstern S. Metaphysica Nova / Smierc Polarstern. — Черновцы: Беs Публики, 2014. — С. 62—69.

http://smiercpolarstern.com/