Smierc Polarstern (smierc) wrote,
Smierc Polarstern
smierc

Categories:

Ориентация трансгрессии. Обзор лекции

Smierc Polarstern

Затрагиваемое Адрианой Ратмирской в докладе «Трансгрессивный эротизм» прочтение раннего Гейдара Джемаля кажется несколько двусмысленным. Очевидно, что те или иные теории, которые мы можем назвать «манифестационистскими», в конечном итоге полагают Абсолютом Небытие — либо тождество Бытия и Небытия, Ничто. В этом смысле «смерть» у Гейдара Джемаля есть нечто отличное — что-то, не являющееся основанием для Всего (равно как не является и тем, что он зовет «Иным»), тогда как Ничто как Небытие и есть необходимое основание всякого Бытия. Не остается ли в таком случае исследователь заложником все той же парадигмы Вечного Возвращения — и чем подобная установка отлична от восточных учений Пути Левой Руки, прекрасно вписанных в круг бытийно-небытийной диалектики? Постоянные отсылки к магико-инициатическим опытам регулярных языческих традиций вполне однозначны, однако несмотря на велеречивую поэтику сказанного — речь вряд ли об опыте, превосходящем нечто из наиболее радикальных практик древности. Подобное признание подчеркивает, что стремление к батаевскому невозвращению остается лишь рационально-волевой интенцией, к тому же недостаточно аргументированной — в т.ч. на словах. Если же это очередное проявление классического Пути Левой Руки, что весьма важно, то однако вряд ли касается Новой Метафизики, да и креационизма в целом — по крайней мере, в форме озвученной теории. Не следует ли потому полагать, что метафизика Иного — нереализуема вообще, но есть лишь имманентный ориентир к запредельной цели (в отличие от опыта смерти и Ничто)?

Эти моменты находят некоторое основание в упомянутой Адрианой Ратмирской идее андрогината и функции Матери, в которой просматривается не сохранение джемалевского дуализма, а указание на метафизическую не-двойственность. Не совсем понятно поэтому подразумеваемое лекцией соотношение андрогинности и джемалевского героя-мужчины — ведь у самого автора «Ориентации — Север» они очевидным образом противопоставлены. Необоснованным кажется и разделение у Марии де Нагловской уровней Сына и Сатаны, Логоса и Сатаны, ведь в таком случае сама фигура Сатаны, упомянутая в тексте, оказывается не совсем ясной. В высказываниях Гейдара Джемаля тождество Сына, Демиурга, Иблиса, Царя Мира очевидно, и чисто христианское разделение фигур признается несостоятельным как следствие наложения двух фундаментально отличных парадигм: креационистской (иудаизм) и манифестационистской (неоплатонизм и митраизм). Таким образом видится слишком свободным синтез озвученных идей Жоржа Батая и его последователей — с идеями «Ориентации — Север» (при условии сохранениия трансцендентального прочтения последней). В ином случае сама «Ориентация — Север» оказывается очередной версией Пути Левой Руки, т.е. всего того, против чего в своей работе выступил ее автор. Впрочем, должно признать, что и сам Гейдар Джемаль во многих местах трактата дает основания для двусмысленного прочтения, что, в конечном счете, ставит читателя перед проблемой, если угодно, «парадигматической» реинтерпретации книги — которая, сознательно или нет, имеет место в логике лекции «Трансгрессивный эротизм».

2011

Опубликовано:

Polarstern S. Metaphysica Nova / Smierc Polarstern. — Черновцы: Беs Публики, 2014. — С. 51—53.

http://smiercpolarstern.com/
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author