Smierc Polarstern (smierc) wrote,
Smierc Polarstern
smierc

Categories:

Сциллой Харибда



"Почему возникает идея переворота, почему возникают идеи арлекина, джокера, пародии? Можно ли спародировать единицу, чистую единицу, у которой нет ни верха, ни низа, просто черточку, которая, как ее ни переверни, тождественна себе? <...> Речь идет о том, что за всей этой иерархией нисходящих бунтов, в широком смысле, стоит восстание земли против неба. Небо - родина архетипов, родина принципиальных фундаментальных моделей; земля - плотная субстанция, аморфная, которая должна быть оплодотворена, модифицирована".

Джемаль Г. Традиция и реальность. Курс лекций, прочитанный в МГУ в 1998 году // Революция пророков. - Москва: Ультра.Культура, 2003. - С. 126.


"Первыми, кто заподозрил, что мысль имеет гендерную природу, оказались "ранние ласточки" модернизма в XIX веке - романтики и Бахофен. Разумеется, полный расцвет теория гендерного дуализма в духовной сфере пережила у Ницше. Именно он указал, во-первых, на то, что мысль определяется ценностным ориентиром, а во-вторых, что ценности бывают мужские и женские".

Джемаль Г. За пределами постмодернизма // Революция пророков. - Москва: Ультра.Культура, 2003. - С. 334.


"Постмодернистский менталитет позиционирован так, чтобы не допустить прорыва за свои пределы. Его нарочитый а-центризм предполагает тотальность периферии, реверсию паскалевских слов, в результате которой "центр нигде, а периферия везде". Это последний уровень развития аристотелевских схолий (через декартовский дуализм) о противостоянии точки-сущности (она же "я") и протяженности-субстанции (объективный мир). <...> Это парадигма классического женского сознания..."

Джемаль Г. За пределами постмодернизма // Революция пророков. - Москва: Ультра.Культура, 2003. - С. 334.


"Постмодернизм становится предельным выражением женского недоверия к философии воли, к проектному конструктивизму. Само постмодернистское сознание позиционируется как сознание женское - не произнося этого, конечно, вслух! "Первой ласточкой" постмодернистского сознания, вероятно, стал Анри Бергсон, негативный наследник Ницше. <...> Бергсон уничтожил интуицию центра исходя из того, что поставил под сомнение интуицию собственного "я". С ним мы входим в сумеречную зону неопределенности, превращенной в метод. В начавшемся с приходом новой плеяды постмодернистских философов "женском дискурсе" полностью исчезает субъект как трансцендентный инициатор проекта, обеспечивающий высшую легитимность постоянных правил игры".

Джемаль Г. За пределами постмодернизма // Революция пророков. - Москва: Ультра.Культура, 2003. - С. 338-339.


"Откуда рождается собственно мужская "мысль-ценность"? Что дает силу не верить в Универсальное? Итог поискам ответа на эти вопросы подвел Ницше, указав на принцип долженствования. Речь идет, конечно, не о том бремени морали, которое опирается на женский принцип "табу", но о стержне воинской этики: должно стремиться к тому, что должно быть. Это мужской персоналистический ответ на диктат Норн или Парок, ткущих паутину того, что есть. Долженствование есть духовная антитеза рока".

Джемаль Г. За пределами постмодернизма // Революция пророков. - Москва: Ультра.Культура, 2003. - С. 338.


"Фантастическая противообъективность утверждается только через фаллическую стерильность, составляющую сущность парадокса".

Джемаль Г. Ориентация - Север // Революция пророков. - Москва: Ультра.Культура, 2003. - С. 241.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author